September 9th, 2004

(no subject)

Раз уж упомянулось (ниже по курсу) про студенчество, то вот ещё одна картинка безбашенной юности.

Из студенческой жизни. По теме "общажинские душевые".

Схема проста: за 5 лет моей жизни в общаге, которой в плане города лет 20 как не существовало уже (из-за чего никакие, даже косметические, ремонты не делались), душ М/Ж работал раза 3-4 по паре дней до полного потопа. Так что мылись преимущественно в прачечной, стоя в ванной на склизком деревянном настиле (со своими полиэтиленовыми пакетиками для видимости дезинфекции) и изгибаясь неимоверным образом, чтобы вода из-под крана омывала по возможности бОльшую площадь тела (развивает гутапперчивость неимоверно!), а оставшаяся неохваченной область по возможности меньше мёрзла и не касалась коричневых стенок ванны.

В бытность мою на 1-ом курсе, специфику этой схемы я ещё знать не могла, поэтому первая же помойка оставила неизгладимое впечатление.
В разгар водных процедур из огромной дыры (предположительно ведущей в катакомбы затопленного – судя по запаху оттуда – подвального помещения) неспеша вылезла крыса размером с небольшую таксу. Всё бы ничего (подумаешь, крыса... я прошла абитуриентскую картошку в деревне, где нет ни ТВ, ни радио, ни русского языка, ни, по-моему, понятия чистой воды со всеми вытекающими отсюда последствиями), но эта милашка задумалась, вперив в меня гипнотизирующий взгляд, и вроде как никуда не спешила. Прикинув в уме, что извиваться под импровизированным душем я буду по меньшей мере законные (в порядке живой очереди) минут 20, а крысе никак меня в ванной вроде не достать, логично рассудила, что хищницу позовут в дальнейший путь её нехитрые крысиные дела, тогда и я галопом метнусь прочь. Поэтому её гипнозу не поддалась, а продолжила.

И всё бы ничего, но в этот момент открывается форточка (душевая, естессна, была на 1-ом этаже), и я встречаюсь взглядом с парой счастливых глаз, без сомнения мужской половозрелой особи. Выключатель света находился ближе к задумавшейся крысе, там же и входная дверь, там же и форточка, и полотенце с халатом, и чё-нить тяжёлое и корявое швырнуть в кого-нить...

На мою попытку испугать её шумовым эффектом, крыса многозначительно усмехнулась, но с места не сдвинулась. Попытка полюбовных мирных переговоров с "форточкой" тоже ни к чему не привела: дураков нет! Плескать водой в любой из объектов я не рискнула: у них были аргументы покруче. Крыса могла среагировать неадекватно (ванная мне не казалась уж достаточно надёжным убежищем: крыса была общажинская – "стреляная"), а у форточного обозревателя была земля под рукой (тоже из опыта абитуриентской колхозно-полевой "помойки", где процесс подглядывания в бане заменял подрастающей провинциальной молодёжи и ТВ, и пособие по изучению женской физиологии, и цирк).
Так под оценивающие коментарии из форточки и изучающий крысиный взгляд проходила эта самая незабываемая в моей жизни помойка. Хорошо, крыса, при всей своей непуганности, понимающая попалась: минут через 10-15 свалила. Понятно, что мне уже было пофик.

Вопчем, все оставшиеся почти 5 лет никогда не забывала с собой свечку (универсальный световырубатель) и ставить поближе к ванне заранее кем-то принесённую железяку: ею и фауну отгонять, и форточку закрывать на расстоянии удобно.

И все равно осталось ощущение, что "крыса-форточка" была одна слаженная команда...