antadis (antadis) wrote,
antadis
antadis

Полёт

Неожиданно из людской серой массы вычленилась некая абстрактность и заинтересованно остановилась. Не переставая глядеть на рассказчика, она опустилась в кресло в самом тёмном углу комнаты, куда не дотягивался дрожащий свет свечей...

... Они расстались. Нет, он не ушёл. Просто в один прекрасный день он понял, что больше не умеет летать, даже если бы и очень захотел: его мысли оказались слишком тяжелы и непомерным грузом проблем тянули к земле. Он больше не умел летать.
Она же знала то, чего не знал он: она жила и могла летать, пока это было нужно ему, пока её рассказы о полётах грели его светом пусть даже несбыточной сказки, пока он слушал её. Он слышал, как она, когда его мысли были особенно тяжелы, невидимая для других, являлась к нему бесплотной тенью и рассказывала о своих полётах. Сначала он не прислушивался к её глупым сказкам: доказать себе, что дважды два - четыре, для него было важнее.

Однажды ей удалось взлететь особенно высоко. Тогда, когда она хотела упасть с этой высоты. Это было выше облаков, там, откуда нити огоньков ночного города – их города – как паутинки, раззолочённые осенним солнцем бабьего лета, мерцали на белых кляксах новорожденного снега. Почему-то эти кляксы хотелось назвать ляпками. Она рассказывала про то, какое там небо: неестественно-голубой незаметно переходит в нежно-бирюзовый, чтобы внезапно стать золотисто-кремовым, с рваными хлопьями чёрных, вытянутых в тонкую неровную нить, облаков, чётко очерченных по извилистому контуру...
Внезапно он очнулся. Она давно уже перестала говорить, он видел сам эту безумную игру розово-багряно-оранжевого, в который превращался золотисто-кремовый по мере того, как солнце садилось за дальнее облако на горизонте. А где-то внизу, за серо-синей массой завтрашнего утреннего дождя с неподвижными тенями и бледно-белыми разводами-волнами, накатывающимися друг на друга, по блёсткам огней угадывалась земля...
И она была рядом. Крепко держа за руку, смотрела ему в глаза и ласково улыбалась.

А из самого тёмного угла доносились шорохи, как-будто там завозился, засопел зверёк. Зверёк-душа, живущий в самом дальнем углу.
Tags: нестихи, сны
Subscribe

  • мир мужчин

    видимо, на основе “истории” в браузере (cozy central apartment budapest, morse code for survival, торт без выпечки за 15 мин) ютуб в рекомендациях…

  • (no subject)

    сла

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments